Моя любовь… моя…

Моя любовь... моя...
Шептал Апрель тихонько Маю:
\»Ты знаешь, кто весна такая?
Я думал, рыжая девчонка,
что пела на рассвете звонко,
но Март вчера сказал, робея,
что это ласковая фея
с глазами, как бездонный омут,
в котором все мужчины тонут.\»

Хохочет Май в лицо Апрелю:
\»Уже которую неделю!
Братишка, ты меня замучал!
Ты птичьи песни слушай лучше!
Лишь соловей тебе расскажет,
а может, и покажет даже!
В её ладонях ветер юга…
Она моя! Моя подруга!\»

Февраль вмешался в их беседу:
\»Послушайте, вы, непоседы,
она моя! Моя находка!
Осанка! Голос! А походка!
Очаровал её снегами,
ковром ложился под ногами,
из губ её испил украдкой
любовь и нежность — без остатка!\»

Декабрь щурился на пламя,
в камин, подбрасывая память.
И тихо, в ус улыбку пряча,
как кот мурлыкать песню начал.
Он ночевал в её объятьях,
терялся в аромате платья
и, поцелуи рассыпая,
шептал: \»Моя! Одна такая…\»
Шептал: \»Люблю! Моя девчонка…
Моя любовь… моя…\»